Дно.
Хлам в голове.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дно. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — суббота, 19 января 2019 г.
- хоседэм 17:49:18
шип марси и баблгам природнился с давних времен и ощущается роднее, чем воспоминания о любой подростковой любови
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
Позавчера — пятница, 18 января 2019 г.
Разбила руку в кровь cinderella syndrome 20:42:30
Разбила руку в кровь
показать предыдущие комментарии (15)
21:00:34 Sofferl
Вот из-за таких как ты алкогольный бизнес терпит убытки! X-(­
21:01:11 cinderella syndrome
А че терпит то? Оо
21:01:55 Sofferl
Никогда не думала, что алкоголь в крови мешает воспринимать шутки((((
21:02:18 cinderella syndrome
Ну тт Извини уж
четверг, 17 января 2019 г.
Дожить до психолога.. (часть 2) Мирабель.. 21:06:13
Я задумалась, как бы сформулировать всё чего я хочу от психолога и как вижу ситуацию сама.

Итак, за последние пару лет я помню лишь несколько эпизодов "счастья". Прям искреннего. Я вижу их так явно, потому что они ощущаются как глоток воздуха, а я всё как в ситуации с пожаром. It's fine. Вокруг СО2.
­­

Когда всё началось.. Да как обычно лет в 13. Сёма был первым поворотным событием в моей жизни, ярким переживанием. Его невнимание ко мне вызвало довольно глубокие переживания. Я была расстроена и опечалена. А так же у меня был стереотип, что если долго и сильно кого-то любить, то вы обязательно будете вместе.

Нет, это не так.

Потом период "ранние годы" и там все было не так плохо, всё же были друзья, какие-то переживания, но в целом.. это сближение со многими людьми, аниме, вегетарианство. Начало отношений с Дэном и вера в то, что "ну вот это ТОЧНО моя судьба". Это 14-16 лет.

Разрыв с Дэном, отторжение отношений как таковых.. 2 года ничего. Случайный секс непонятно с кем и непонятно зачем. Идеализирование Сёмы, как светлого и непорочного. Поиск профессии. Отдаление от друзей. Лера и Дима в колледж. Усиленная подготовка к экзаменам.

Вздох. Я сдала! Закончила и поступила. Счастливое лето.

Учеба, учеба, учеба. Резко сужается круг общения. Гораздо меньше мальчиков. Я не чувствую себя красивой или желанной. Мне не перед кем быть привлекательной.
Ещё дальше отдаляюсь от Леры, она заводит отношения.
Дальше от Димы, он хуйней какой-то занимается.
Новые знакомые в универе не такие близкие. Первый год мы почти не общаемся, я усердно учусь чтобы хотябы догнать их.
Страдаю по Сёме всё ещё. Ищу схожих чистых чувств, а любить то некого.

Второй курс - иду в клинику. Начинаю симпатизировать всем мужикам подряд, одиночество даёт о себе знать. Что-то новое это интересно, заставляет меня немного растормошить свой мир. Встречаю Илью. Постепенно моя влюбленность в него растет.

Вздох. Любовь. Я наконец отпускаю образ Сёмы, потрёпанный моими надеждами. Чтобы впечатлить Илью учусь лучше и работаю так же. Обратно сближаюсь с Димой.

Проходит лето между 3 и 4 курсами. Говорю Илье о любви. Он говорит о своей девушке. Ухожу с работы. Нахожу хоть какое-то утешение в общении с Димой. Занятия на моте дают мне сил. Курю..

Осень 4 курса, новая работа. Умирает дедушка. Заболевает сильнее любимая кошка, лечение не эффективно. Прихожу на новую работу, никого интересно, ничего. Нет перспектив. Ссоримся с Димой и почти год не общаемся. "У меня нет друзей".

Увольняюсь.
Хоть как-то поддерживаю связи на учебе, это не даёт мне раскинуть.

Весной прихожу на новую работу. Кошке лучше.
Период странных отношений с мальчиками. Знакомство в соцсетях и прочее. Опять случайный секс. Небольшая влюбленность, он говорит что нахуй я ему не нужна. Леша вегетарианец.

Взох. Миримся с Димой. Я нахожу парня для отношений.

В отношениях хуйня. Он меня не любит и держит ради секса. "Лучше ты все равно никого не найдешь, всех разобрали".

Я получаю диплом и должность врача. Госы и работа дают такой стресс, что я нехило худею.
Меня всё бесит..
Он мне изменяет, расстаёмся.

Осень. Работа меня не радует. Что там дальше? То же? Ответственность, я ничего не понимаю, мне стыдно перед людьми. Мне не скем это обсудить. Эпизод с увольнением на месяц. Возвращаюсь. Встречаемся с Дэном после стольких лет. У меня появляются к нему какие-то чувства и новые надежды.

Увольняюсь весной, так как это огоровно, хоть уже и не очень хочу.

Поиски работы и себя. Может я занялась не тем?

Походы, симпатия, вздох. Мы с Костей в Крыму. Он похож на Диму. 2 дня мы гуляем вместе, проводим время. Словакия, волонтерство.. мысли о ветеринарии.

Я не мог найти работу, не знаю чего хочу. Иногда секс с Дэном, общение с ним улучшается. Пик хороших отношений с Димой.

Дима умирает. Дэн отдаляется, не хочет отношений, я страдаю. Работа не требует особых усилий. Если бы не она я бы не выжила.

Начинаю ходить на курсы по походам. Новые люди. Английский. Почти каждый вечер занят и я не так сильно ощущаю одиночество.

Взох. Маленький. Есть пара симпатичных парней там. Пытаюсь что-то сделать. Не выходит.

Дэн всё ещё не отвечает на мою симпатию.. усердно пытаюсь его забыть.

Одиноко.

Летом немного легче. Хожу в пвд. Слава. Я наконец кому-то нравлюсь!

Взох! Мир кажется иным, когда мне не больно постоянно. Когда я могу с кем-то поговорить... Когда я нужна кому-то.

Боль! Он скучный и христианутый. Нахрен!

Хочу вернуться в ветеринарию.
Увольняюсь, устраиваюсь на работу. Страдаю по Дэну. Он не уделяет мне времени.

Мне очень сложно. Там высокие требования. Я очень устаю, не с кем поговорить. Мне там одиноко и тяжело.
Никто не поддерживает меня.
Всё ещё страдаю по Дэну. У него нет на меня времени. Начинаю курить снова.

Чуть не умерла от токсического гепатита. Противозачаточные..­. Дэн даже не приехал в больницу. Ему не до меня.

Кое-как восстанавливаюсь. Начинаю общаться с Олей. Немного улучшаются отношения с Лерой..

После отпуска прихожу на работу. Заливаюсь слезами и курю. У меня нет сил заниматься этим! Я всё ненавижу!

Увольняюсь..

Вдох! Дима. Играю в любовь, в отношения. Новые знакомые.

Дима посылает нахуй меня. У меня почти нет работы. Я не понимаю чего я хочу, а на то, что хочу сил нет.

Всё. Настоящее.

Что мы имеем:

- работы нет
- отношений нет
- набрала вес заедая печаль
- что делать дальше не понимаю. Точнее понимаю, но где сил то взять на это?



Продолжение завтра. Уж слишком надо спать.




Сколько веревочке виться, строке... Darling... 13:33:03
Сколько веревочке виться, строке тянуться, яблоку наливному скользить по блюдцу, пряча от глаз то небо, то дно морское, только оно лица твоего не скроет. Скачет царевич по лесу, по чисту полю, кощееву смерть царевич везет с собою, волк под седлом рычит и роняет пену с белых клыков. Все ближе родные стены белого града, где славят тебя, героя - лишь одного, хоть подвиг вершило трое. Волку-то что, в наморднике, мной заклятом - жаждет свободы, бесится, да куда там.

Кощеева дочь оставлена и забыта; мыслит царевич, что будет она убита вместе с отцом под черным холодным сводом. Ей ли, отродью, надеяться на свободу, ей ли купить прощение чародейством, ей ли считаться царевичевой невестой?

Ей ли прощать предательство, ложь и подлость?

Я сохранила, царевич, твой тонкий волос. Там, где отца не жалко - себя жалею: нет ничего, что мести сейчас важнее. Прячься, беги, да выслежу, не оставлю, птиц и зверей скликаю тебе на травлю, спутаю тропки, дороги все перекрою - нет, не успеют тебя величать героем!

Катится яблоко и на глазах сгнивает, тянется магия злобная, огневая, ляжет на плечи тяжкими кандалами, там где сияло солнце - бушует пламя. Замер царевич и дышит все реже, реже...
Сколько веревочке виться, да я обрежу.
среда, 16 января 2019 г.
•| aloofness А.С.Гро 15:53:13

Sun king in dust — из звёздно­й россыпи­ небес

amor — a mor — mor

­­ ­­ ­­

Чувство светилось во мне, будто снова ко мне пришла богиня из пены морской. И бог, трепеща в уютном гробу, пытался смолой горящей ей пыл остудить, а я же вкушала сладкую боль от кошачьих когтей и не знала, что на стены мои глядели из башен осадных. На миг, оторвавшись, смотрю: луна одинокая освещает мне путь и зыбкой мечтой всё манит к себе. Встаю и судьбе повторяю, что сердце давно не надо учить боль ощущать. В беспорядочных снах и в бреду хожу я проверить твой прах у ворот — когда-то на башне высокой моя ладонь не коснулась твоих милых рук, но спины отчаянно коснулась на смех птицам дворцовым. Вдыхаю глубже оживляющий меня твой юго-восток, да стою уже у границ и вновь возвращаюсь под землю святую. Чрез боль и смех назад в отвратную могилу, оковами льдами сжимает мне глотку палач. Теперь кровь вытираю чужую, и сердце не ёкает.


Теперь и правда утро начинается с того, что вытираю пятнышки крови с зеркал и плиток в ванной, а в больницу он никак не шурует. Сердце-то не ёкает, но всё это так регулярно, что хорошего осталось ждать мало. Мне лишь не хочется разгребать все последствия. Моя слабая эмпатия по этому вопросу меня иногда знатно пугает. Во мне и правда многое умерло. А что касается остального, то я боюсь открыть свой личный ящик Пандоры.

Подкаст Evanescence - Lose Control

Категории: #7 - Сквозь тишину вслепую
Мята с корицей(Глава 9) — Цветок,распустивший­ся в груди Светлая Лана 15:41:25
Кроули как-то странно улыбался Александре. Его улыбка не была ни коварной, ни загадочной, ни нежной, а ненастоящей, искусственной. Казалось, что вампир забыл как надо улыбаться. Впервые девушка испытала к Юсфорду сочувствие. Ей было жаль вампира.

«Говорят, что их человеческие чувства канули в лету. Ладно бы ещё какие-нибудь там гордость, честь, сочувствие, забота. Они даже не испытывают ни грусти, ни радости, ни злости!» — с грустью подумала военная.

— Соскучилась по мне? Или, может быть, по этой вещице? — наигранно спросил мужчина, показав Виноградовой её зелёный кулон на серебряной цепочке.

Вещица светилась ярко-зелёным светом, а стоило вампиру поднести её прямо к лицу Александра, так свет стал ослепляющим. Девушка, несмотря на боль в глаза из-за света, попыталась выхватить кулон из рук мужчины, но её попытка была тщетной.

— Какая забавная штучка, не находишь? — хитро сузил глаза Кроули. — Именно она и привела меня к тебе, моя сладкая Bon-bon.

— Что?! — воскликнул офицер, отскочив от врага.

— Ты не знаешь? Это означает «конфетка» по-французски. Раньше я не знал этот язык, но став аристократом понабрался разных сладких словечек от Ферида. Он мастер сладких речей. А ты не пугайся так, милая. Присаживайся, поговорим, — продолжил Юсфорд, грубо шлёпнув рукой по скамейке.

У военной не было иного выхода, как есть рядом с врагом. Оружия у неё нет, позвать товарищей — её быстрее убьёт вампир, убежать — догонит. Кроули резко прильнул к рыжим волосам жертвы, запустив в них свои длинные пальцы и поласкав мягкие локоны. Как бы Виноградовой не были противны его действия, она стала щупать мужчины по одежде, ища заветный кулон. Из-за откровенной одежды зеленоглазая девушка видела мускулистую грудь мужчины. Это заставила её щёки покраснеть.

— Ах, ты шалунья! — засмеялся вампир, схватив жертву за тонкие ручки. — Ты такая нетерпеливая, моя маленькая любовница.

Офицера злили откровенные речи Кроули, его откровенная одежда и откровенный взгляд. Слишком много откровенности. Александра посвятила свою жизнь службе, забив на свою личную жизнь. Ей было противно всё, связанное с чувствами, которые умерли давным-давно в девичьей груди.

— Ненавижу… Ненавижу тебя… — прошептала военная.

Внезапно вампир заметил на своей форме маленькое тёмное пятнышко, оно постепенно стало увеличиваться, вызывая неприятные ощущения мокрой одежды на коже. Затем такая же капелька упала и на широкую ладонь мужчины, раздались еле слышные всхлипы. Юсфорд понял, что Александра поддалась чувствам. В его же груди эти горькие чувства проявились мимолётным уколом. Что-то из давней человеческой жизни всплывало в его разуме. И Кроули понял, почему он выбрал именно эту девчушку! Они были похожи, были двумя одинокими сухими цветками в море жизни и смерти. Их время остановилось, а сами они погрузились в унылую вечность.

Виноградова почувствовала, как холодная рука врага ласково погладила её по рыжим волосам, как мертвенно-бледные губы коснулись её еле живых губ, как горьких поцелуй двух печальных людей согрел её души. Офицер сначала противился своим чувствам, которые подобно цветку малинового пиона расцветали в обезображенном шрамами сердце, бились об белые рёбра, пытаясь разорвать грудную клетку и вырваться наружу. И Александра больше не смогла сопротивляться им. Она откликнулась на дерзкое признание Кроули, ответив на его поцелуй. Сильные руки вампира обвили тонкую талию военной, прикасались к каждому синяку, хотя и не видели их, вызывали порывы боли и крика у Виноградовой.

Наконец-то, Александра отстранилась от мужчины, взяла из его рук свой кулон. Юсфорд с удивлением смотрел на неё. Мол, зачем ты прерываешь нашу прекрасную прелюдию? Разве ты не хочешь погрузиться с головой в запретные чувства, которые так сильно разрывают тебя изнутри?

— Это неправильно. Уходи, уходи пока не поздно! — воскликнула военная, надев на себя кулон.

— Но мы только начали, милая… — прошептал вампир.

— Уходи! Убирайся! Хватит, хватит меня преследовать! Лучше исчезни или умри от моей руки, не мучай нас обоих! — снова крикнула Александра и скрылась в темноте.

Она не видела, ушёл ли Кроули, не слышала шелест его белого плаща, но перед лицом Виноградовой снова и снова всплывал его силуэт с яркого-алыми глазами, которые умоляли её остаться.
вторник, 15 января 2019 г.
. Хорьхэ 21:23:48
 Какой ад я пережил вчера...
Я не давно порекомендовал одной девке антидепр и... Как бы меня наказали за это!
Вот, мол жуй, доброхот.
Она ж должна умучиться, как ты в ее годы, а ты подшухерил.
Мразь, получай. Вот такая мысль чет посетила. Ну, про мои мучения писать сложно. Это мне нужно нажраться накуриться.
Но я напишу. Очень сложно.
Наконец-то я один.
Начну. Неважно, куда я должен был. Неважно.
Я, не спав накануне, как дурак, от нервов или. В общем, я ожидал ад, я получил. Но... Нетак, как я думал. Я ныл везде анонимно, как мне страшно, и... Заметил интересную херь. Это возбудило меня. Сама возможность сказать,
мне страшно, понимаешь, послужила хорошим таким спусковым механизмом. И, я решил не уходить, не кончив. Чтоб просто скинуть напряжение, и. Сделать это на обретеном триггере. Нувыпоняли)
Что там, это было бесподобно. Сама идея сейчас при оглядке в ее конкретном выражении,, вызывает у меня недоумение. Но при глубоком вхождении в транс все становится обьяснимо. Я пришёл в крайне романическое состояние после. Я хотел бы жить в этом состоянии... Но, как само собой, ныне я его утратил и утратил довольно быстро, лишь начав ненавистные сборы. Весь этот деловой настрой напроч вышибает романтику.
Я на нервах выбег из дому. Вся вот эта дерготня. Я в аду ее видел, да.
Ну да ладно. Я сел в транспорт, набитый утренними работягами. Было темно и бесперспективно, тягостно и безрадостнов то ледяное гадкое зимнее утро...
Я определённо родился здесь, в этой стране, чтоб быть поближе к аду, чтоб мучиться всю жизнь от холода и голольда.
Я дурак, чего там.
Я почувствовал, как начинаю погибать от холода, но это было терпимо.
А нестерпимо было дальше. Дальше мой неугомонный мочеточник решил, что пора. Он послал пару болевых сигналов в почки, дальше просто терзал уретру прибыаающей водой.
Я понял, что все хуже, чем казалось.
Мне нужно было очень далеко, дальше, чем обычно. Я мог бы вылезти пораньше, после сесть опять, но время! Я терял его. И я решил подыхать. Не знаю, как мне пришло, скорее от невыспанности, положить голову на стекло. И я, вот так, держа ее чуть набок, терпел и внутренне плакал.пиша,я пишу к невидимому гипотетическому понимающему читателю, хотя, по моему опыту, таких очень мало. Но иллюзия понимания ниипаться как согревает душу.
Итак. Я сидел и медленно погружался в великое ничто. Все стало каким то водянисто расплывчатым, смутным. Я решил не впадать в отчаяние, хотя был близок к нему. Я отвлекался видом за стеклом и смутно вспоминал и впадал в забытье. Я вдруг представил, что у меня очень очень большие глаза и это очень поэтичный вид придавало склонившись набок и с большими глазами. Я был еще скромен, а меня кто то безоговорочно принимает или примет. Да, вот так я страдаю беспонтово, а меня любят и принимают. Ибо, по неясной мне причине, моя уретра зачем то поддерживает связь с населением. Да, с тем что я так презираю, с людьми, с народом.
Далее, с горя, чтоб легче выдержать-а я неосознанно делал все для этого, я стал перечислять в уме буквы, ожидая ту, что позволит сделать это легче. Я нашел. Она синяя. И меня очень поддерживал синий цвет и оттенки его. И я видел, как меня в полумраке встречали огоньки каких то парадных и бредил, как я жил там с человеком, который тоже всю жизнь считал себя неудачником. Это его слезы подьялись на стекле и вокруг все стало слезно слюдяным.
И мы жили где то у воды, у моря даже, бедно и бесприютно и неудачники, да.
Столько этих слез... Непонятных.
И меня просто уносило от всего. Дальше. От всего мира. Я видел вывески, людей и я просто знал-у но сит. Я будто скончался и меня уносит куда то за пределы. Некоторые знают это, а кто то нет, но они смотрят на меня на остановках. Я не принадлежу, это не относится ко мне, каждый обьект напоминает мне о том, какой я лох и неудачник, ничего не добившийся лузер. Но... Уже все.
Уже уносит. И взгляд на остановках... Прям в душу, в середину груди. Ух. Они немного цепляли меня за живое, бередя старые социораны. Раньше я бы сел прямо, приосанился, принял позу, напялил маску.
Но... Я решил оставаться подобно неодушевленному обьекту в том же положении. Смотрят и смотрят. Меня уже тип нет. Я выдержал. Но вот сейчас, вспоминая, я чувствую, какого это, как это трудно, грубо и нелегко. У меня, пожалуй, не будет слов, чтоб передать этот социодискомфорт словами...
И по сю пору я думаю, насколько я гол пред взглядами, как это трудно их выдержать.
Мне нужно работать в этом направлении:выдержи­вать взгляды.
Ну так вот. Продолжу.
Я умирал. Именно так. Мои страдания были схожи с этим. Я мысленно иногда просил водителя, чтоб он не останавливался.
И я подумал, как вообще страшно-умирать. Ты просто ощушаешь мучения, ничего кроме.
Ты не знаешь, что ждет, и я еще, напомню, находился в неком поэтическом уныниии, поэтической грусти, которая позволяла мне выдержать, протянуть. Впрочем, осознание своего конца, поставило меня перед фактом, что грусть и упадочный настрой уже не помогают. Я умираю... Нет. Это не то. Да, может, я и умираю, но я буду жить. Я выживу. Я обязательно... Жить... Я живу. И вот это уже дало силы. Пусть обьективно я подыхаю, но я настроен на жизнь и душа как то вдруг обрела силу именно с настроем на жизнь!
Ну, вот мы у места выхода... Я был в трансе... Выскочив, я в полуосознанном состоянии побежал туда, где б смог отлить... И... Я сделал это! Я долго журчал, пошатываясь... Я готов был потерять сознание в процессе... Чесались десны.
Отлив до последней капли, я вышел.
Думаете, все? Ан, нет. Я еще не рассказывал про путь домой.
Сидя в искомом здании, я подумал, как человек реагирует на все. Скажем, на звук открывающейся двери. И прочие вещественные ощущения. На звук своего имени. Дух вздрагивает от звуковых колебаний. Это ли не зависимость. Я был протяжным в момент мучений. Это нужно было :протяжность, неторопливость. Вспоминая детство, я подумал, что я жил там какое то время с ощущением того, что я никогда не вырасту.
Что я так и буду ребенком. Никогда не взрослым. Оно нагоняло легкую тоску и безысходность.
Я находился там где то около шести ч. И не курил. Поэтому, выйдя, я первым делом закурил на обочине. И... Начал падать. Кое как вернул равновесие и пошатываясь, слабыми шагами, пополз на остановку.
Идя до нее, я думал, что трудом, именно трудом, я никогда не искуплю своей кармы. Потому что сколько бы я не трудился, сколько б не изнемогал, это как правило, убивало мою душу и не даровало решительно ничего. Абсолютно. Кроме горького опыта и измождения.
На остановке я увидел забегаловку, но решил не заходить, хотя есть хотелось.
Приблизился автобус, не мой, и, какая то старушка еле подползала к двери по сугробам, рискуя соскользнуть под колеса.
Водитель ее не особо замечал, она бухтела себе, мол, нашел где встать, никак не поднимусь, я крикнул на импульсе:"подождите­!" ведь я б не хотел увидеть ее под колесами. А позже подумал, ну какого хера я лезу все, может, она много грешила и это был бы логичный финал.
И мне б нужно меняться и просто наблюдать, не помогая отныне никому.
Социодоброхот, бля. Как бы я не ненавидел и презирал людей, я не хотел бы, обычно, их физических страданий. Чтож, решено. Меняюсь.
Я сел и мы доперли до нужной остановки. Там опять пересел, ессно, покурив и поев перед тем. И отлив!
И дальнейший мой путь ознаменован был уже моральными страданиями. Ибо я возвращался... Неудачником в любви. Мне была именно такая ассоциация, что вот, возвращаясь, я возвращаюсь потому, что претерпел неудачу в любви, гадкий недостойный лах.!!!
И вот уж я домысливаю, как меня выгнали из дома, чтоб я вернулся домой к себе, что идти мне сперва некуда и я непотребно обретаюсь рядом с вечерними мазиками и клянчу. А после меня уводят во тьму, на задворки и просто убивают. И я смотрю на асфальт и думаю,"позор", я позорен. Я ощущаю жгучую волну или жар позора. И, видя уютные жилища, внутри, я думаю, что эти люди будут жить здесь в тепле и уюте, что они заслуживают, а я нет.
Они преуспели в любви, нашли себе стабильную пару, а я нет. Им хорошо, а мне нет. Это было похоже на начало, когда я страдал физически,что вот, люди преуспели в амбициях и в обществе, добились, устроились, могут быть спокойны, а я нет. Я лах.
И, на одной остановке я увидел парня куркулистого вида и он смотрел, как я лежу на стекле с отрешенно растрепанным, безжизненным, непотребным видом. Он смотрел, не отводя взгляда. Он обладал или хотел бы быть выше, чем я. И я. Не отвел взгляда и буровил его. И, когда мы стронулись, я показал ему фак.
И слегка улыбнулся. Да, да. Дрова показали фак и улыбнулись. Я оставался собой перед взглядами, я оставался отверстым непотребством, лахом, дровами.
Я был расслаблен, я не играл.
Вот так то. На сем закончу.
понедельник, 14 января 2019 г.
Тот вечер (сама сочинила, на реальных событиях. Оцените)) ВлюблЁнная в хУлигАна 17:20:55
Подумала недавно о тебе, о нас
Что было до и после тех событий
Я просто плакать начала боясь
Что не смогу сдержать весь гнев тот скрытый
Я плакала, кричала, стену била
Да что там, я ведь не забыла:
Ночные разговоры, та романтика,
Те звезды, небо, что оно в себе таило?
Те грустные слова: о боли, о родных
О дружбе, страхах, о любви.
Любовь… я даже и не думала тогда
Что все зайдет так в никуда
А начиналось все так просто:
Банальный взгляд, потом улыбка
Потом друзья и навсегда
Дружили вроде бы не плохо
Пока не произнес: «Ты нравилась немного…»
Тогда я в ступоре была
Намек вообще не поняла
Подумала, что шутит он
И лишь смеётся надо мной.
А время шло и мы дружили
Так проходили день за днем,
Пока не наступил тот вечер
В тот вечер думала о нём.
Ты позвонил